Слушаться или соблюдать правила?

Слушаться или соблюдать правила?

Под мягким или излишне мягким родителем, который идет на поводу у своих эмоций и эмоций ребенка, я подразумеваю родителя, который не понимает, насколько важна организованность в воспитании, или не способен к ней.

Слушаться или соблюдать правила?

Глава из книги «Не кричите на детей! Как разрешать конфликты с детьми и делать так, чтобы они вас слушали»

Издательство: Альпина Паблишер

Справляться с эмоциями детей — не единственная составляющая воспитания.

Воспитание — это организационная деятельность.

Ваш восьмилетний сын отказывается засыпать один в своей постели, потому что ужасно боится темноты? Не дайте ему себя запугать, устройте проверку.

А когда увидите, что темноты он боится только дома, а у друзей — нет, когда он попытается разжалобить вас и заставить испытывать чувство вины своим обычным «Ну можно я еще чуть-чуть с вами побуду?..», взгляните на часы: если уже 23:00 — ему пора спать. Потому что в таких случаях важен не его страх, ваше чувство вины или его желание, но то, что ему нужно отдохнуть, чтобы на следующий день хорошо заниматься в школе, и то, что он должен научиться быть самостоятельным и распределять свое время в четко прописанных границах. Организованность родителей дает детям ясность, одну из составляющих чувства безопасности. С лишними же эмоциями нужно быть очень осторожными — они бывают куда опаснее, чем принято думать.

Эмоциональный родитель не ставит перед собой
задач, а основывается на сиюминутных решениях.

«Я раздражителен, часто сержусь на детей. Уж такой я есть, тут ничего не поделаешь». Или: «Сделаю первое, что на ум придет, это и будет правильно». У родителей, принимающих необдуманные воспитательные решения, есть несколько характерных черт:

  • они часто или всегда спрашивают детей, что делать, потому что боятся ошибиться; речь обычно идет о вопросах, которые дети решать не могут, вроде: «Куда поедем на каникулы?»;
  • они часто обижаются, когда дети ведут себя неудовлетворительно, потому что «не слушают родителей»;
  • заваливают детей плохо сформулированными вопросами: «Как ты? У тебя все в порядке? Ты счастлив? Тебе нравится ходить в школу?» — считая школу фактором стресса, создающим сложности;
  • они часто соревнуются с другими родителями, пытаясь дать своим детям как можно больше во всех областях;
  • они боятся, что, если поведут себя твердо, для ребенка это станет травмой; если ребенок не слушается, сердятся и могут ударить его, но не в воспитательных целях, а потому, что чувствуют себя обиженными.

Когда ребенок эмоционального родителя становится подростком, родителю становится еще тяжелее. Он ищет общения, диалога, эмоциональной близости и соучастия. Но, концентрируясь на настроениях своего ребенка, родитель постоянно страдает, потому что его цель недостижима. Ребенок все равно выберет свой путь — и очень плохо, если он этого не сделает.

Чтобы быть организованным, нужно установить
правила.

Приведем пример: если вы идете с детьми в торговый центр, заранее не оговаривая правил и не ставя границ, вам не избежать очень неприятных ситуаций.

Вам придется вытаскивать ребенка из-под завала пластиковых шариков или платьев, сорванных с вешалки, или же вы будете вынуждены уносить его, вопящего изо всех сил, под осуждающими взглядами других родителей. А детей подросткового и предподросткового возраста вы можете просто потерять в одном из магазинов, провести день в тревоге и вернуться домой с очередным ненужным смартфоном, который стоил вам образцово-показательного скандала и больших денег.

Суть в том, что в воспитании детей нельзя
полагаться на случай.

Это относится и к тем родителям, которые невозмутимо говорят: «Рано или поздно он всему научится». Мышление ребенка не структурировано, эта логика для него не работает. Не работает она и для подростков, которым свойственно постоянно подвергать себя испытаниям, искать новых приключений и стараться избавиться от родительского контроля.

Совершенно необходимо установить правила, с которыми были бы согласны оба родителя. Когда-то общество строилось на строгости, и эта строгость была основой воспитания детей. Сегодня каждый делает что хочет, потому что, как мы уже говорили, ориентиры утрачены или мы, имея все на то основания, хотим их поменять. Время авторитарного общества, время приказов ушло. Хотя кто-то еще и вздыхает по прошлому, сегодня уже никому не удается командовать. Это не анархия: просто общество эволюционировало, изменилось, и каждый из нас хочет, чтобы его уважали, прислушивались к нему и признавали его способности (этот аспект можно даже назвать нарциссизмом).

В современном мире кажется странным путать правила и воспитание с приказами и слепым повиновением и воспитывать детей в этом ключе. Не только потому, что время такого стиля воспитания прошло, но и с психоэволюционной точки зрения: информация о развитии детского мышления свидетельствует о том, как сложно детям выдерживать такое воспитание. Я сильно сомневаюсь, что в те времена дети и подростки слушались взрослых, потому что были убеждены в их правоте или «хорошо воспитаны»: я сказал бы, что главным фактором здесь был страх, а недостатки воспитания, основанного на страхе, сегодня всем очевидны.

К тому же, если можно не сомневаться, что приказы не работают с подростками, то нечего удивляться и тому, что культура беспрекословного подчинения неприменима даже и к более младшим детям, которые по своей природе, кажется, должны больше прислушиваться к родителям.

Встретить по-настоящему послушного маленького ребенка — большая редкость, и так было всегда, за исключением ситуаций, которые нам сегодня показались бы подозрительными. Почему же приказы не работают даже с малышами? Потому что мышление детей младше шести-семи лет дихотомично: для них все либо черное, либо белое. Им сложно воспринимать оттенки и многогранность ситуации, и поэтому они или подчиняются, или отказываются слушаться, и тех, кто чаще выбирает первый вариант, по-настоящему мало. Послушных детей сегодня меньшинство. Все это — из-за попустительства родителей и отсутствия четких правил.

Главная проблема современных родителей в том,
что они путают правила с приказами.

В их памяти засело прошлое, в котором так было принято, в котором их собственные родители говорили с детьми командным тоном. С одной стороны, они постоянно слышат, что «нужны правила», с другой — детские воспоминания заставляют путать правила с командами и нагоняями. Поэтому родителям, невзирая на их предрасположенность опекать детей и заботиться о них, тяжело преодолеть эту схему поведения, и в итоге они вынуждены жаловаться — с удивлением, покорностью и замешательством: «Они меня не слушают, делают что хотят. Я прошу выключить телевизор — им хоть бы что». Это странное заявление. Что значит: «Они меня не слушают»? Разве проблема родителей и воспитателей в том, что их не слушают? Воспитание — вопрос слуха? На этом фронте дети помладше и постарше вооружились разными методами и стратегиями — например, пристальным взглядом, выдающим их высокую способность к концентрации. Ребенок внимательно смотрит вам в глаза, вам кажется, что он вас слушает, а на самом деле он думает о чем-то своем.

Быть на все готовыми и мягкими, а потом кричать на детей и угрожать им неэффективно. Такое поведение провоцирует крайне тяжелые конфликтные ситуации или влечет за собой поведение, описанное на предыдущих страницах: терпение кончилось и начались крики и разнообразные угрозы.

Научиться различать правила и команды и организованно воспитывать детей, уделяя время и внимание своим родительским обязанностям, — вот что может спасти от ребенка-тирана и от риска самому тиранить своего ребенка.

В наше время нужно развить в себе смелость
воспитывать ребенка.

Мы часто слышим: «Я занимаюсь детьми, забочусь о них». Кажется, что это одно занятие из многих, задача, которую нужно выполнить. Но на самом деле, говоря о воспитании, мы имеем в виду что-то другое. Нужно отказаться от идеи, что главное — любить своих детей: любовь здесь присутствует естественным образом. Вот слова Дональда Винникотта: «Недостаточно говорить, что родители любят своих детей. Детям важнее «иметь родителей», чем быть любимыми». Поэтому будем считать нашу любовь к детям само собой разумеющейся и попытаемся понять, что еще нужно, как подойти к нашей задаче, как стать более организованными. Давайте научимся различать эмоционального родителя, говорящего «Я люблю моих детей, и этого достаточно», и родителя, готового заниматься воспитанием и убежденного в том, что организованность необходима. Очень часто эмоциональный и воспитательный аспект накладываются друг на друга, но все же важно уметь понять, какой из них доминирует в данный момент, чтобы вернуться в нужное русло.

И еще один фактор: время. Проводить время с детьми важно, но это не должно превращаться в алиби. Родитель может хорошо воспитывать ребенка, даже если не проводит с ним много времени. Главное — использовать это время правильно, не ругая себя за то, что его так мало. Достаточно даже выходного, если вы можете провести его вместе. Совместная еда — тоже важный ритуал. Важно не количество посвященного ребенку времени и даже не его качество, если под ним мы подразумеваем удовольствие от общения и отсутствие конфликтов. Самое главное — научиться организованности и вести себя правильно, ведь именно общаясь с нами — даже если времени на это не так много — дети узнают о том, что для нас ценно, и знакомятся с нашим опытом.

 

Источник

Понравилась статья, поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code