Деспот в пеленках: 5 ошибок воспитания

Деспот в пеленках: 5 ошибок воспитания

Можно назвать пять главных ошибок, которые превращают ребенка в тирана.

Деспот в пеленках: 5 ошибок воспитания

Глава из книги «Мой ребенок – тиран! Как вернуть взаимопонимание и покой в семью, где дети не слушаются и грубят»

Издательство: Альпина Паблишер

  • Первая — это так называемая услужливость, когда родитель делает все за ребенка, который уже вполне самостоятелен. На четвертом году жизни ребенок может резать еду, пользуясь ножом и вилкой, начинает одеваться сам — пусть и не полностью, несомненно, он способен есть сам, сам умывается — или, по крайней мере, моет руки. Но ему не всегда позволяют свободно применять эти навыки на практике. Мне рассказывали о ребенке, который настолько привык, что родители ходят за ним по пятам, что в детском саду, когда воспитатель попросил его вымыть руки, он отказался. Он просто вытянул руки вперед, ожидая, что кто-нибудь вымоет их за него.
  • Вторая ошибка — это предвосхищение желаний ребенка, когда взрослые не позволяют ребенку даже ощутить и осознать свои собственные желания. Что значит «предвосхищать желания»? Я имею в виду таких родителей, которые, желая осчастливить своего ребенка, заваливают его предложениями: ему предлагают занятия, подарки, развлечения; предлагают удовлетворить желания раньше, чем они у ребенка появляются.

Классический пример — это мать, которая встречает дочь-первоклассницу из школы и начинает навязывать ей желания и потребности: «Пойдем в магазин игрушек? Купим наклейки, как у твоей соседки по парте? А может быть, ты хочешь заняться тем спортом, которым занимаются уже все твои друзья, кроме тебя?» Она беспокоится, что ее дочь может почувствовать себя хуже других, что она может стать аутсайдером, что она так загрустит, что у нее появятся суицидальные наклонности, хотя они физически еще не могут у нее появиться. Связана ли эта тревога с жизненным миром матери или дочери? Вопрос об этой двойственности часто вызывает недовольные и недоуменные взгляды родителей, пришедших на консультацию. Но проблема предвосхищения родителями желаний ребенка, несомненно, мешает детям прочувствовать собственные желания, потому что родители, пытаясь удовлетворить их желания заранее, на самом деле душат их на корню. Еще один пример предвосхищения: вместо того чтобы приготовить ребенку нормальную еду, мать или отец готовит ему совершенно фантастический полдник, давая возможность выбрать из множества невероятно привлекательных блюд. Избыточная возможность выбора в еде тоже может испортить аппетит: не давая ребенку опыта фрустрации, вы рискуете тем самым замедлить развитие у него ресурсов, необходимых для осознания себя и обретения самостоятельности.

  • Третья ошибка заключается в постоянной помощи, когда родители буквально превращаются в дворецких своих детей. Они — принцы и принцессы. «Вот тебе водичка, я собрала тебе рюкзак, я намазала варенье на хлеб, чтобы ты не испачкался, не порезался и не переутомился». Эта помощь иногда проявляется даже на речевом уровне. Ребенку не дают свободно высказаться: мать или отец, прежде чем он успеет рот раскрыть, говорят: «Он хочет сказать то-то и то-то». Иногда у ребенка не формируется речь, деградируют речевые навыки, в то время как детям с самого раннего возраста совершенно необходимо пользоваться словами и взаимодействовать с миром посредством общения. Однажды я видел, как восьмилетнего мальчика спросили: «Какая у тебя любимая сладость?» — и его мать начала бесконечное перечисление тортов, не давая ему ответить самому. Мальчик рассеянно кивал. Некоторые родители оправдывают подобную помощь: «Волноваться не о чем, он ведь умеет делать это сам, просто мы можем сделать это за него». Отлично. А когда же он сам сделает это за себя? Что толку говорить «Он умеет», а потом не давать ребенку пользоваться умением и упражняться в нем?
  • Четвертая ошибка — тяга к обсуждениям: стремление говорить, а не воспитывать. Это очень запутанный узел, в том числе с автобиографической точки зрения. Наши родители не слишком много с нами разговаривали, а бабушки и дедушки — и того меньше. Они часто были молчаливы и отстраненны, в чем-то даже холодны и слишком дистанцированны. Сегодня же мы стремимся компенсировать это и как можно больше говорить с детьми, при этом рискуя заменить воспитание разговорами и, главным образом, обсуждениями.

Мать говорит с шестилетней дочерью: «Знаешь, Стефания, я думаю, тебе было бы интересно заняться скалолазанием в спортзале». Стефания отвечает: «Этот спортзал мне не нравится, ты же мне говорила, что там все какие-то неприятные». Мать продолжает: «Да, говорила, но я имела в виду старых тренеров, а они там уже не работают». На это Стефания, которой, напомню, все еще шесть лет, отвечает: «Я думаю, что новые тоже неприятные. Почему ты думаешь, что старые были плохие, а новые — хорошие? Чем ты можешь это доказать? И папа со мной согласен. Правда, папочка?»

Стефания оказывается в центре семейной сцены, вмешивает в нее отца, а возможно, и бабушек с дедушками. Накаляющаяся ситуация показывает неспособность родителей положить конец этим абсурдным обсуждениям. Девочка берет на себя роль лидера, принимающего в семье решения, но в свои шесть лет не может с ней справиться.

Я сказал бы, что родительская тяга к обсуждениям — это главный механизм, активизирующий детскую тиранию. Все дело в стадии развития ребенка: дискутировать с детьми трех, четырех и даже шести лет, пользуясь взрослыми правилами ведения спора, для которых нужно более развитое мышление, — необдуманный поступок, настоящее сальто-мортале для отношений. Именно в этом заключается разница между «он меня не слушает» и «он не понял». Кроме того, даже когда мы признаем, что наши дети могли чего-то не понять, нужно внимательно отнестись к тому, что именно для нас значит «понять». Пока мышление ребенка окончательно не приобретет обратимый характер, пока он не будет четко осознавать последствия своих действий, то есть к семи-восьми годам, считать, что ребенок «понимает», довольно сложно. Сообщения должны быть ясными: нужно давать точную, беспристрастную и однозначную информацию. И последовательно повторять ее несколько раз. В этом вызов для тех, кто стремится суметь воспитывать детей, не прибегая к принуждению.

  • Пятую, самую серьезную, ошибку, лучше всего выражает вопрос: «Ты хочешь братика или сестренку? И каким ты хочешь, чтобы он был?» Это — передача ребенку права принятия решений, когда спрашивают мнение ребенка по вопросам, решать которые он не может. Сколько таких выросших братьев и сестер будут менять в паспорте имя, которое выбрал для них старший брат, потому что родители боялись его ревности?

Вот еще типичные вопросы: «Тебе приготовить котлету с пюре или жареную курицу? Хочешь стать вегетарианцем или веганом? Хочешь пройти первое причастие сейчас или подождать, когда сможешь решить более ответственно? Куда мы поедем на каникулы? На Корсику или на Сардинию? Давай поговорим об этом». Маленьким детям с этим не справиться!

Передача права принятия решений, тяга к обсуждениям, услужливость, предвосхищение желаний и постоянная помощь неизбежно превращают детей в маленьких тиранов.

Детям-тиранам хотелось бы иметь родителей, которые просто делали бы свое дело.

Источник

Понравилась статья, поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code